Маршал Москаленко в Каменске. Январь 1979. Прием по высшему разряду.

"КАМЕНСКИЕ ИСТОРИИ".
Очерки.
Не выдуманные рассказы.
автор: Анатолий Лобода.


Трофей маршала
Это было в январе 1979 года.
Утром позвонили из обкома партии:
—    Сегодня к вам, в Каменск, прибудет Москаленко. Примите по нысшему разряду. Старик любит охоту. Сделайте всё, что пожелает... С ним будут сопровождающие из Северо-Кавказского военного окру­га. Всё понятно?


Кравченко, первый секретарь Каменского горкома партии, хотел было кое-что уточнить. Во-первых, кто такой Москаленко? Во-вто­рых...
—    Маршалы Советского Союза не каждый день приезжают даже в Ростов, не то что в Каменск. Доложите потом, — и положили трубку.
Кравченко тут же связался с военкомом и получил справку:
—    Москаленко Кирилл Семенович — маршал Советского Союза, дважды Герой Советского Союза. В войну командовал рядом армий. После — был командующим войсками Московского военного округа, главнокомандующим ракетными войсками стратегического назначения. Сейчас — инспектор министерства обороны — заместитель министра обороны, — доложил как по написанному военком Даньков.
—    А сколько лет ему?
—    Под восемьдесят. Одну минутку... с 1902 года. Николай Пав­лович, в Ростове маршал уже третий день. С инспекционной проверкой. Сейчас он в Новочеркасске, в училище связи. Потом — в Каменск...
—    Почему мне не сообщил?
—    Николай Павлович, самому только что позвонили. Я хотел было...
Кравченко связался с Глущенко, первым секретарем Каменского
райкома партии. Тот в курсе, ему тоже позвонили. И отт уже распоря­дился, чтобы в охотхозяйстве подготовились к встрече высокого гостя.
Погода — не из лучших. Морозец едва удерживал снег от таяния. Сизой завесой висел туман. А небо набрякшее, неприветливое.


С южной стороны послышался нарастающий гул моторов. Из низ­ких облаков вынырнули один за другим три вертолета с красными звез­дами на бортах и зависли над площадкой охотхозяйства.


Когда унялся будоражащий всё вокруг, вздымающий снежную пыль грохот и замерли винты, из вертолетов стали выходить гости. Несколько генералов. Грузные, в высоких папахах... А вот и Москаленко. С мар­шальскими звездами на погонах. Коренастый, с простым лицом, в оч­ках. И не подумаешь, что ему под восемьдесят.


Ретро фото. Каменск-Шахтинский. На переднем плане — маршал Советского Союза К. С. Москаленко и первый секретарь Каменского райкома КПСС В. В. Глущенко. На втором плане — председатель Ростовского облисполкома С. Н. Сабанаев, водитель Каменского горкома КПСС Е. В. Красняиский и заведующая отделом горкома В. В. ПриходькоГостю преподнесли хлеб-соль. Он, как принято, отщипнул плете­ную кромку каравая, мокнул в солонку, пожевал. Благодарно закивал, и старческое лицо растаяло в добродушной улыбке.
Кравченко и Глущенко оказались рядом с Сабанееым, председате­лем облисполкома, прибывшим вместе с гостями.
—    Какая программа? На сколько он?
Разговор в полшепота. Сабанеев пожимает плечами, мол, тут не я решаю.
—    Товарищи, время обеда, — у Глущенко хорошо поставленный го­лос. — Как говорится, приглашаем гостей к столу...
—    Потом, потом, — заокал маршал. — Прежде дело, охота...
Всё же усаживая маршала в машину, предложили ему бутерброд и чаю из термоса.


За рулем военкоматского «бобика» сидел горкомовский шофер Краснянский. Рядом — маршал. На заднем сидении — Кравченко, Глущенко. И еще егерь охотхозяйства, расторопный, бывалый, знаю­щий обхождение с высоким начальством. В руках у него ружье с опти­ческим прицелом и полевой бинокль.
—    Товарищ маршал, — Кравченко еще робеет, — можно... ехать?
—    Трогай, — Москаленко откинулся на сидение. — Поведайте, что за леса тут, какой зверь водится?
Машина шла вдоль просеки по накатанной узкой дороге. Свернула вправо, потом влево, объезжая сугробы. Наискось и поперек дороги виднелись стежки следов.
—    Тут кабанья тропа, рассказывал егерь. — Видите? Их целая семейка...
—    Не... Кабан нам не нужен, отозвался Москаленко. — Давайте выйдем, поглядим...
Мотор умолк, и стало тихо—тихо. Заснеженные сосны застыли в торжественном молчании. Пахло пресным, как после дождя, и хвоей. Дышалось легко-легко.
—    Хорошо, — окая, произнес Москаленко. Ох как хорошо!
—    Вон, вон олень, за сосной, - негромко воскликнул егерь, кинув­шись за ружьем. — Товарищ маршал...
—    Олень нам не нужен, - остановил его Москаленко. — Ищи со­хатого... Лося!


Плутали по сосняку с полчаса. Доехали до границы с Тарасовским районом. Вернулись.
—    Женя, сворачивай на опушку, — командует шофером егерь. — Туда мы возим сено... Лоси на кормежку приходят. Стоп! Выходим.
Заметно потемнело. Туман стал плотнее. Где-то рядом хрустнула ветка. Егерь приложил палец к губам. Потом показал на пригорок. Меж стволов видны были два лося. Егерь протянул Москаленко бинокль:
—    Товарищ маршал, которого, правого или левого?
 —    Левого.


Москаленко поудобнее оперся локтями о капот «бобика», приладил ружье, поправил очки. Раздался выстрел.
Возбужденные, все бросились к пригорку. Снегу было выше щи­колотки.
Мощный зверь лежал на боку. Голова дергалась, загребая рогами снег. Из раскрытой зубастой пасти вырывался хрип. Шея, куда попа­ла пуля, кровоточила.
—    Добейте, — переводя дыхание, отвернувшись, попросил Моска­ленко.


Когда всё было кончено, Москаленко снял папаху. Постоял. Откаш­лялся. Сорвал сосновую веточку и положил ее на рану.
Все эти несколько минут никто не проронил ни слова. И когда на­правились к машине, Москаленко сказал:
—    Мне — голову сохатого. Остальное — куда положено... По­нятно...
Когда подъезжали к базе охотхозяйства, разговорился Кравченко:
—    Товарищ маршал, вот там, чуть ниже, река Северский Донец. За ней — город. Каменск называется. Знаете, в начале войны в Ка­менске размещался штаб Южного фронта.
—    Вот как. Да, да, — отзывался уставший и сникший Москаленко.
—    А заместителем начальника политуправления фронта тогда был Брежнев. Леонид Ильич...
—    Да, да, — думая о своем, бормотал Москаленко.
Оживился он тогда, когда в Доме охотника, куда его повели, он увидел чучела волка, оленя, кабана. Искусно выполненные, они стоя­ли как живые.
—    Сделаем, товарищ маршал, голову сохатого... Как положено. И доставим вам в Москву, — заверили его.
Генералы курили, играли в бильярд. Настрой был остаться здесь на ночь.
—    Возвращаемся сегодня, — сказал Москаленко. У меня дела. Порядок есть порядок.
Подали ужин. Все нахваливали шулюм. После чая, настоянного на травах, Москаленко размяк. Отяжелели веки. Потянуло в сон.
Кто-то дотронулся до старческого плеча:
—    Товарищ маршал, может, все-таки останетесь... Номер готов. Отдохнете. К тому же погода нелетная.
—    Военным погода не помеха, — словно стыдясь минутной сла­бости, Москаленко поднялся. Приободрился и, казалось, сбросил до­брый десяток лет.
Срочно были вызваны вертолеты. И они взяли на борт гостей.

Анатолий Лобода "Каменские истории".

Метки
Добавить комментарий

Оставить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru