Дмитрий Данилович Лелюшенко. Освободитель Каменска. История о том, как город "универсального генерала" принимал. Март 1984г.


История о том, как Каменск "универсального генерала" Лелюшенко принимал... (март 1984г.) 

"КАМЕНСКИЕ ИСТОРИИ".
Очерки. Не выдуманные рассказы.
автор: Анатолий Лобода.

В январе—феврале 1943 года 3-я гвардейская армия под командованием Лелюшенко осво­бождала Каменск от немецко-фашистских захватчиков.
_______________________________________
Дмитрий Данилович Лелюшенко.
(автор рассказа - Анатолий Лобода).

"Знамя из рук командарма"

— Гайдуков, хочешь, тебя обрадую?
Первый секретарь Каменского горкома комсомола Владимир Гай­дуков готов был услышать от инструктора обкома комсомола очередное неприятное сообщение — пришла в обком на него какая-нибудь «теле­га» или срочное-пресрочное задание.
— Ну, — он придвинул поближе телефон.
— Только что получили из Москвы бумагу. Читаю: «За успешную работу но военно-патриотическому воспитанию молодежи, подготовку ее к службе в Вооруженных Силах каменская городская комсомоль­ская организация награждается переходящим Красным знаменем ЦК ВЛКСМ». Впечатляет? С тебя причитается! Значит так: я еду в Москву за знаменем, а кто и когда будет вручать его, пока не известно. Готовься!
В ЦК комсомола ломали голову, кого направить в Каменск? Выбор пал на генерала армии Лелюшенко. Во-первых, в 60-х годах он был председателем ЦК ДОСААФ и вопрос военно-патриотического вос­питания ему близок — как говорится, и карты в руки. Во-вторых, ге­нерал родом с Донщины, с Зерноградского района (кому ж ехать на Дон, как не ему!). И, в—третьих (самое главное!), в январе—феврале 1943 года 3-я гвардейская армия под командованием Лелюшенко осво­бождала Каменск от немецко-фашистских захватчиков.
Генерал дал согласие, но попросил не устанавливать заранее дату поездки: ему что-то нездоровилось. Понятно, генералу, слава богу, 83 года.
23 марта 1984 года в каменском горкоме комсомола раздался теле­фонный звонок:
— Выезжаем из Ростова. С генералом Лелюшенко Дмитрием Дани­ловичем. Он и будет вручать вам знамя... Часа через полтора встречай­те в Каменске.
Гайдуков схватился за голову. Надо ж собрать комсомольский ак­тив города (на это и полдня мало!), пригласить гостей. Надо и самому подготовиться к выступлению...
Уже через четверть часа он был в кабинете Донцова, первого секре­таря Каменского горкома партии.
Это не тот Лелюшенко, которому в Ростове бронзовый бюст уста­новлен? — поинтересовался Донцов.
— Наверно, тот, — не совсем уверенно согласился Гайдуков.
Обговорив с Донцовым и Илюхиной, секретарем горкома, все во­просы, Гайдуков, по заведенному обычаю, отправился на машине к ли- ховскому мосту встречать высокого гостя.
Было ветрено, срывался не то снег, не то дождь. Гайдуков уви­дел приближающиеся две черные «Волги». Обкомовскую узнал сразу. Вторая была с военными номерами. Он сделал знак рукой, машины притормозили. Генерала не удалось как следует рассмотреть, Гайдуков сел в свою машину и — в Каменск.
Встречу в горкоме партии было решено провести что ни на есть на самом высоком уровне. Тем более, что кто-то напомнил, мол, именно он, командарм Лелюшенко, в 1943 году освобождал Каменск. Донцов даже заикнулся: не присвоить ли генералу звание почетного граждани­на города? Увы, в считанные минуты такое не делается.
И вот он, гость. Скинул плащ-пальто. На груди две Звезды Героя и плита орденских планок почти до пояса. Среднего роста, худощавый, с живыми, бойкими, несмотря на возраст, глазами. И бритой головой.

— Как Котовский, — шепнул кто-то.
— Как маршал Тимошенко, — поправил кто-то.
Генерала армии сопровождали двое — полковник из штаба военно­го округа и секретарь обкома комсомола.
Когда в зале гостя представили, раздались аплодисменты.
Донцов произнес вступительное слово. Было зачитано постановле­ние ЦК комсомола, и снова аплодисменты: легендарный генерал ар­мии вручил первому секретарю Каменского горкома комсомола крас­ное бархатное полотнище — символ победы, успеха, благородного дела.
В ответном слове Владимир Гайдуков отметил заслуги ветеранов во­ины в военно-патриотическом воспитании подрастающего поколения.
— Большой вклад вносят и военруки школ, — говорил Гайдуков. — Под их руководством проводятся игры «Зарница» и «Орленок», ребя­та сдают нормы ГТО, участвуют в соревнованиях по военно-приклад­ным видам спорта. Сборные команды Каменска в областных соревно­ваниях завоевывают призовые места. Так, наша команда заняла первое место по радиоспорту, третье по мотоспорту, четвертое — по стрель­бе. Команда химико—механического техникума была первой на соревно­ваниях по стрельбе среди специальных учебных заведений Ростовской области.


Затем выступил военком города полковник Даньков. Едва он за­кончил, поднялся полковник Якунин, командующий военно-спортив­ными играми «Зарница» и «Орленок». И по-военному повернулся к Лелющенко:
Товарищ генерал армии, разрешите обратиться к первому секре­тарю горкома партии?


На лицах многих — улыбка, легкое недоумение: непривычно вос­принимать такую манеру обращения, когда хочется соблюсти и воен­ную н штатскую субординацию.
— Обращайтесь, — кивнул Лелюшенко.
Алексей Александрович, можно мне несколько слов сказать?
— Пожалуйста.
И Тихон Митрофанович, держась молодцевато, как и положено во­енному, заговорил о «Зарнице» и «Орленке», о том, что десятки его воспитанников учатся в военных училищах, стали офицерами Советской Армии...


В заключение Донцов не преминул отметить, что гость города Дмитрий Данилович Люлюшенко, дважды Герой Советского Союза, Герой Чехословацкой социалистической республики, в 1943 году осво­бождал Каменск от немецко-фашистских оккупантов, за что каменча- не благодарны ему. И пригласил гостя приехать в Каменск летом, ког­да город похож на сад.
Потом повели генерала к мемо­риальному комплексу. Это в ста ша­гах от здания горкома партии.
Генерал молча постоял у Веч­ного огня. Большое впечатление произвела на него громадная сте­ла с тремя фигурами воинов, лег­кий танк, застывший на пьедестале.
— А летом здесь всё в цве­тах, говорит секретарь горкома партии.
— А это Дом офицеров, — по­казывает на находящееся рядом двухэтажное здание подполковник Бабанин, начальник Дома офице­ров. Приглашаем вас в гости, то­варищ генерал армии.
По широкой лестнице поднима­лись на второй этаж. Бабанин на правах хозяина, идущий рядом с ге­нералом, оглядывается на сопрово­ждающих. Ему показалось: пахнет чем-то, вроде как чесноком. Генерал догадался, усмехнулся. Вынул из кармана плащ-пальто горсть чесноч­ных зубчиков и тихо — молодому подполковнику: Грипп одолевает. Вот... Лечусь.
В седьмом кабинете был накрыт стол — как раз время ужина. Когда все расселись, Лелюшенко поднялся:
Это вы молодцы, что в центре города такое место отвели... Вечный огонь... Память великая вещь. На ней всё держится.
И, глянув на петлицы подполковника Бабанина на них эмблема танковых войск, тут же устроил экзамен:
Ну-ка, скажи, подполковник, чей танк первым ворвался в го­род в 43-м?
Бабанин в неловком положении:
— Честно говоря, товарищ генерал армии, я не помню...
— У вас в библиотеке мемуары мои есть?
— Есть, товарищ генерал армии.
— Ну-ка, давай сюда.
Минуты через три начальник Дома офицеров держал в руках кни­гу в красной обложке «Москва — Сталинград — Берлин — Прага».

Дмитрий Данилович Лелюшенко
— Открой 161-ю страницу, — сказал генерал. — Последний абзац снизу. Читай! Вслух.
И Бабанин, как ученик на уроке, стал читать:
— 13 января 3-я танковая бригада 23-го танкового корпуса под ко­мандованием полковника В. И. Красноголового наступала на г. Каменск, обходя его с запада. Головной танк под командованием младшего лей­тенанта комсомольца Черкашенко стремительно продвигался к желез­нодорожной станции. Вражеский состав с танками, артиллерией и сол­датами не успел двинуться с места, как Черкашенко первым же выстре­лом вывел из строя паровоз. Вслед за ним на станцию ворвалась рота под командованием старшего лейтенанта Черкасского, а за ротой — вся 3-я танковая бригада. Здесь было захвачено и уничтожено 28 орудий, 19 танков и более 300 солдат и офицеров противника.
— Вот так вот! — подвел итог генерал.
До спиртного он не дотронулся, зато с удовольствием выпил два стакана чая.


К нему дважды подходил полковник и, кивая на огни за окном, негромко говорил, мол, пора возвращаться, дорога плохая* гололед...
Наконец, стали собираться.
На ступеньках парадного Бабанин придерживал за локоть генерала, опасаясь, как бы тот не поскользнулся. Вдруг генерал одернул руку: Ты что это меня, как девицу... Думаешь, я вообще...
— Извините, товарищ генерал армии.
Прежде, чем сесть в машину, генерал окинул взглядом город в ог­нях, постоял, казалось, прислушиваясь к звукам. Возможно, он вспо­минал горячее прошлое, своих боевых товарищей, а может, думал о быстротечности жизни (как летит время!) или своих внуках и правну­ках... Об этом никто не знает.

Источник: "КАМЕНСКИЕ ИСТОРИИ".
Очерки. Невыдуманные рассказы.
автор: Анатолий Лобода.

Метки
Добавить комментарий

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru