Каменск. Август 1991г. ГКЧП. Штурм горотдела КГБ.

Каменск. Август 1991.

Каменск. Август 1991.
История о том, как жители местный горотдел УКГБ штурмовали...

"КАМЕНСКИЕ ИСТОРИИ".
автор: Анатолий Лобода.
Рассказ "Подай им связь ВЧ"


19-21 августа 1991 года памятны как дни, когда самозваное прави­тельство, именуемое ГКЧП, пыталось совершить государственный пе­реворот. Страсти в основном кипели в Москве. Танки на улицах, бар­рикады у Белого дома, митинги, указы, воззвания... До периферии до­катывались лишь отголоски событий. Люди терялись в догадках: что происходит там, в столице? Одни жаждали перемен, другие хотели спо­койствия. Многим было вообще безразлично — устали от политики, от так называемой перестройки.

Утром 19 августа жители Каменска, как и всего Советского Союза, услышали гю телевидению указы новоиспеченного ГКЧП. Возникла мас­са вопросов: как, что, почему? Председатель горсовета народных де­путатов Владимир Леонтьевич Мирошниченко уже в восемь часов утра пригласил к себе в кабинет начальника милиции и начальника горотде- ла УКГБ. Была поставлена задача пи в косм случае «не проявлять ви­димой повышенной активности», обеспечить общественный порядок в городе. Председатель горисполкома Фомин провел совещание, на ко­тором призвал руководителей отделов и служб сохранять спокойствие в городе, все усилия направлять на решение актуальных для города и горожан проблем. Он связался по телефону с руководителями предпри­ятий, дал указание не отлучаться с рабочих мест и постоянно поддер­живать с ним связь. На следующий день Фомин выступил по местному радио с обращением к каменчанам. Директор химкомбината «Россия» Маров подписал приказ, суть которого утроить бдительность работ­ников режимного предприятия, коим является комбинат. В сложном положении оказался директор «Химволокна» Колодяжный. Он полу­чил из Москвы телефонограмму депутата Верховного Совета РСФСР Мостового с призывом остановить работу предприятия, объявив заба­стовку в знак протеста против ГКЧП и в поддержку российского пре­зидента Ельцина.

После недолгих раздумий директор ответил: техноло­гия производства на предприятии непрерывная, останавливать его нель­зя, призвал коллектив сохранять спокойствие и продолжать работать.

Начальник горотдела УКГБ подполковник Акимов, еще недавно принимавший участие в военных действиях в Афганистане, собрал сво­их сотрудников.
— Мы - люди военные, мы — вне политики, — сказал он. — Наша задача — не допустить нарушений социалистической законности и кон­ституционных прав граждан.

Чекисты оказались в щекотливой ситуации: с одной стороны — в Москве произошел явно антиконституционный переворот, с другой — в составе ГКЧП оказался председатель КГБ СССР.

Рабочий день 19 августа был на исходе, но никакой дополнитель­ной информации о событиях в Москве не поступило. Если не считать тридцатисекуидный сюжет, переданный по телевидению, о Ельцине, иыступающем на митинге (многим ли удалось его увидеть?!) да воззва­ние Ельцина, прозвучавшее на волнах «Радио Свободы»' (многие ли сто слышали?!).

К 16 часам Акимов отправился на областное селекторное совеща­ние. В каменском узле связи, что на улице Ленина, собрались руко­водители города и Каменского района, несколько депутатов горсовета. Совещание «по проводам» вел председатель Ростовского областного со­нета народных депутатов Иванченко. Но, увы, никакой новой инфор­мации услышать не довелось.

Акимов был уже дома, когда позвонили из горотдела УКГБ.
— Владимир Михайлович, прибыла группа депутатов горсовета во главе с Плужник, помощником российского депутата Мостового, сообщает дежурный. — Вот она, Галина Константиновна, тут, пере­до мной. Срочно требуют Акимова. Им нужна связь ВЧ, чтобы позво­нить в Москву...
Примчавшись на дежурной машине, Акимов оказался в плену не­прошенных гостей. Их семеро. Они именуют себя «депутатами демо­кратической ориентации». Почти каждого из них Акимов видел сегод­ня то в кабинете Мирошниченко, то Фомина... Они разглагольствова­ли по поводу происходящего, требовали «решительных действий» проведения митингов, забастовок, срочного созыва сессии горсовета...

Присутствовали эти депутаты и на областном селекторном совещании. И еще Акимов обратил внимание на то, что гости, кроме Плужник, в хорошем подпитии.
— Вот здесь запросто можно подняться на козырек и по карнизу на второй этаж, кричит депутат «в очках». — И - в кабинет!
— Ну-ка, слезай! — останавливает зарвавшегося депутата Аки­мов. — Вы отдаете отчет в своих действиях? Вы куда пришли? Вы что, не понимаете, что это за учреждение?! У дежурного автомат. Я вот сейчас дам команду стрелять на поражение, — стращает Акимов.
И нам ничего не будет!
Плужник пытается сгладить ситуацию.
— Владимир Михайлович, нам нужна связь ВЧ. Надо позво­нить в Москву, — в интонациях ее голоса одновременно и просьба,
и требование. Борис Николаевич Ельцин в опасности! Мы хотим знать, что с ним...
— ВЧ - правительственная связь, — объясняет Акимов. — Она находится у нас под охраной. Доступ к аппарату ВЧ в Каменске име­ет только один человек — директор химкомбината «Россия» Маров Дмитрий Федорович, руководитель режимного предприятия. И боль­ше никто. Никто! Понимаете? — он хотел добавить, мол, а вы туда же! Да еще пьяные! Но промолчал. Зачем настраивать людей против себя? Зачем обострять обстановку?
Акимов поднялся в свой кабинет, взял из сейфа инструкцию по поль­зованию связью ВЧ, вышел к непрошенным гостям.
— Вот, пожалуйста! — и зачитал инструкцию. — Я - человек во­енный, этот документ для меня — приказ, и я должен выполнять его. Несмотря ни на что!

Объяснения не устраивают депутатов. Они и слушать не хотят. Подай им связь ВЧ — и всё!
— Вот вам, пожалуйста, номер телефона начальника управления КГБ по Ростовской области Кузнецова Юрия Николаевича, — в кон­це концов предлагает Акимов. Звоните ему. Даст он мне команду в письменной форме предоставить вам доступ, пожалуйста!
Диалог перешел в более или менее спокойное русло. Уходя, депу­таты всё же пригрозили:
— Завтра сессия горсовета. Вам капут!
«Завтра» сессии, конечно, не было. За одпн-два дня сессию подго­товить практически невозможно такой механизм просто не отрабо­тан.

Проведение сессии горсовета запланировали на 22 августа. Но она не состоялась из-за отсутствия кворума. Сессия горсовета была прове­дена лишь 26-27 августа.

А сессия областного совета народных депутатов, длившаяся несколь­ко дней, открылась 24 августа. Акимов, будучи депутатом облсовета, принял в ней участие. На трибуну поднялся прибывший из Москвы де­путат Верховного Совета РСФСР каменчанин Мостовой. Выглядел он триумфатором. На нем зеленая маскировочная куртка — будто бы толь­ко с поля боя. Он-де участвовал в разгроме путча. Говорит так, будто защищал Белый дом, чуть ли не спас жизнь Ельцину...

За поддержку так называемого ГКЧП сессия освободила от долж­ности председателя облсовета Иванченко.1 Мостовой после похвалял­ся: он-де снял Иванченко!

' Спустя некоторое время Конституционным Судом РФ с Иванченко были сняты все обвинения в пособничестве ГКЧП, и он был реабилитирован.
В конце очередного дня работы сессии, Мостовой подошел к Аки­мову:
— Возьмешь меня с собой до Каменска?
И в машине Мостовой продолжал повествовать о своих героиче­ских подвигах.
— Да—а, Владимир Михайлович, если бы ты дал возможность на­шим депутатам воспользоваться связью ВЧ, завтра я бы назначил тебя вместо Кузнецова. Был бы главным чекистом области. Прогадал ты!
— Я - офицер. Я выполнял свой долг, — чеканил Акимов. — Для меня честь превыше всего!
В Каменске, покидая машину, Мостовой напоследок бросил:
— Завтра на городской сессии мы дадим тебе бой!
У Акимова уже не хватало выдержки:
— Если еще слово скажешь, тебе так надаю, что... Ты понял? И если завтра на сессии будешь нести такую же околесицу, я раскрою инфор­мацию о тебе. Она дойдет до Ельцина.
— Ты так сделаешь?
— А мне терять нечего!
На том и расстались.

Озадачил Акимов российского депутата. А ведь Мостовому было чего опасаться. Ведь он (знали бы каменчане!) был информатором го- ротдела УКГБ. Да-да. В те годы, когда так называемые «демократы» поносили всё и вся, чекистам напомнили 1937 год, зажим диссидентов и всё прочее, а всех их помощников, то есть информаторов КГБ, на­зывали не иначе как осведомителями, доносчиками, стукачами... Вот Мостовой был одним из них.

Работал он тогда корреспондентом многотиражной газеты химкомби­ната, потом корреспондентом районного радио. Часто прибегал к «пар­тизанским методам»: выискивал, разоблачал. Всегда вертелся возле на­чальства. Водился за ним распространенный на Руси грех... В 1987 году на волне демократизации и гласности в стране стали возникать нефор­мальные объединения. В Каменске первым таким объединением стал клуб «Контакт». Возглавлял его Бардаков. Входили в клуб учителя, инженеры, работники культуры. Активным членом «Контакта» был Мостовой. «Неформалы», как их тогда называли, проводили вечера отдыха, устраивали дискуссии. Поощрялись смелость, нестандартность мышления, отход от официальных оценок... Власти решили: пусть себе спорят, обсуждают, но... глаз за ними нужен. Вот таким «глазом» и стал Мостовой. Чекисты сагитировали его стать информатором, и Мостовой регулярно докладывал: кто что сказал, кто что сделал.
Как и ожидалось, «неформалам» быстро наскучили рассуждения о воспитании и культуре, и они активно занялись политикой — включи­лись в предвыборную кампанию по выборам в Верховный Совет СССР, потом в областной, городской советы. А когда Мостовой, накопив­ший политический багаж на борьбе с партократами, решил баллотиро­ваться в депутаты Верховного Совета РСФСР, активисты «Контакта» составили по сути дела его предвыборную команду организовывали предвыборные мероприятия, митинги, писали и расклеивали листовки в поддержку Мостового. Тут уж, понятно, он вышел из-под контро­ля чекистов...

А теперь Акимов напомнил Мостовому, кто есть кто.
На следующий день, 26 августа, начала работу внеочередная сессия горсовета. Повестка дня: «Оценка государственного переворота и по­зиция городского совета народных депутатов к происходящим событи­ям». Депутаты-демократы во главе с Мостовым — в эйфории, рвутся в бой, жаждут крови. Если Мостовой запросто разделался с председате­лем облсовета Иванченко, то Каменск для него... семечки. Нужно снять с работы председателя горсовета, председателя горисполкома, редакто­ра городской газеты и, конечно, начальника городела У КГБ Акимова.

Мостовой уже прикинул: кто из его сподвижников займёт какие должно­сти. В первую очередь, конечно, он подумывал о себе. Мостового всегда задевало: он-де такой человек депутат Верховного совета РСФСР, а числится на должности какого-то корреспондента районной газеты.
Еще не утверждена повестка дня сессии, а «демократы» рвутся к трибуне. Слышны выкрики:
— Под суд пособников хунты!
— Отстранить от занимаемых должностей!
— Пусть сами слагают с себя полномочия!
Еще до начала сессии к Акимову подошла председатель городско­го суда Ермакова:
Владимир Михайлович, на вас поступила жалоба от группы де­путатов. Они обвиняют вас в клевете. Вы сказали им, что они пьяные... Ну, когда они были у вас.
— Они действительно были пьяные!
— А где медицинское освидетельствование? Где?
— Да у меня столько свидетелей! Вахтер, группа дежурных...
— Владимир Михайлович, вы не представляете, с кем мы имеем дело!
Два дня — с утра до позднего вечера — кипели страсти. Здравый смысл, в конце концов, возобладал. Подавляющее большинство депу­татов горсовета проголосовало за резолюцию, признающей «действия руководителей города и его исполнительного комитета не носящими противоправного характера и не направленного на поддержку хунты».
Серьезные атаки на сессии пришлось выдержать и Акимову. В каких грехах его только не обвиняли «демократы». А один из них, Бардаков, почему-то признался с трибуны, что депутаты, осаждавшие горотдел У КГБ и требовавшие правительственной связи ВЧ, накануне визита к Акимову были в гостях у него, Бардакова, вместе они отмечали рож­дение его, Бардакова, сына. Естественно, с выпивкой. В какую игру играл Бардаков, сообщив это, неизвестно, но Бардаков, сам того не со­знавая, выручил Акимова.

А Мостовому вскоре через Москву удалось добиться указания на­чальнику Каменского горотдела УКГБ об уничтожении его, Мостового, дела (документов деятельности информатора Мостового). Акимов выпол­нил указание — дело уничтожил. Но копию для себя оставил. На вся­кий случай.
Главное на выборах — не как проголосуют, а как посчитают.
(Расхожее мнение тех, кто непосредственно при частей к процедуре выборов).

Источник:
"КАМЕНСКИЕ ИСТОРИИ".
автор: Анатолий Лобода.

Метки
Добавить комментарий

Оставить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru