Сергей Терентьевич Колодяжный. (1937-1998) 15 лет руководитель «Химволокно». История в лицах.


Сергей Терентьевич Колодяжный.
Каменск-Шахтинский. История в лицах.

А знаете ли вы о большом руководителе в истории Каменска, который всегда был открытый, доступный, никогда не важничал... отличался стойкостью - воевал с «верхами» за свое пред­приятие, своего многотысячного коллектива?...
Сергей Терентьевич Колодяжный. пятнадцать лет он возглавлял «Химволокно».

Анатолий Лобода
"КАМЕНСКИЕ ИСТОРИИ".

Колодяжный.
Аховое положение
14 марта 1989 года.
Мазурок взяла интервью у генерального директора «Химволокна» Колодяжного.
— Настроение у Сергея Терентьевича, — рассказывает она, — хуже некуда. Пьет кофе... Угостил он меня. Не кофе — деготь. Курит без конца. Сжигает себя... Чувствуется пессимизм у него по поводу хозрас­чета, аренды. Говорит: всё половинчато и потому без толку. Перспектива «Химволокна», с его точки зрения, безрадостна. Завод вискозного во­локна дает львиную долю плана в денежном выражении, так как про­дукция здесь дорогая. И вот от этой продукции уже отказываются. Что делать? Перепрофилировать производство? Это — колоссальные затра­ты... И многие годы работа без премии. А знаете, мол, какие премии сейчас люди получают!

12 1995 сентября года.
В конце рабочего дня позвонил Колодяжный Сергей Терентьевич, директор «Химволокна»:
— Слушай, Анатолий Григорьевич, у меня тут внизу машина стоит. Сейчас мы посадим в нее здоровых хлопцев, и они поедут к вам в редак­цию бить стекла. Разворачиваю газету «Труд» за сегодня. Тут написа­но: еще тысяча человек из «Химволокна» станут безработными. Откуда такая информация? Можно было бы позвонить мне. Вот передо мной приказ: сократить всего 66 человек. Представляете, что со мной сдела­ют люди, прочитав эту заметку?
— Сергей Терентьевич, информация эта получена на совещании в администрации города. Наша оплошность, видимо, в том, что мы не указали источник информации...
Договорились: завтра с ним свяжется автор заметки, наш корреспон­дент, и даст более полную информацию.

13 сентября.
Корреспондент, побывавший на «Химволокне», рассказывает:
— Никаких претензий у Колодяжного к газете нет. На 150 процен­тов газета права. А положение па комбинате аховое. Придется не тыся­чу — больше людей сокращать. «Если б я знал, что смерть моя могла бы исправить положение, говорит Сергей Терентьевич, — то я б по­шел па это...» Он показал мне письма, ответы на них... Он обращался к Черномырдину, Сосковцу, Лобову... Даже к президенту! Увы. Одни отписки... Придется консервировать ЗВВ. А ведь здесь производит­ся супернить, нужная военным, космическому комплексу... Нет такой нити ни у американцев, ни у кого! И нашн же, московские чиновники, ставят препоны выхода нити на мировой рынок... А я говорю: «Сергей Терентьевич, почему бы вам не обратиться в какую-нибудь централь­ную газету?» Но, оказывается, у них недавно побывал корреспондент «Комсомольской правды». Подготовил материал. По телефаксу передал материал для согласования. Б}'дет опубликован 27 сентября. Из газеты счет прислали на 35 миллионов рублей. «Сколько, сколько?» — спра­шиваю. «35 миллионов!» Я говорю: «Сергей Терентьевич, а мы публи­куем бесплатно». «Ну и дураки», — говорит он. Я ему: «Если б вы на­писали сами, мы б вам даже гонорар заплатили». «Дурак я, — смеет­ся, — надо б было написать...»

10 февраля 1998 года.
Еще в субботу позвонила в редакцию Литвинова из «Химволокна»:
— Умер Колодяжный Сергей Терентьевич... Как нам некролог дать?...
Сегодня во Дворце культуры имени Гагарина гражданская па­нихида... У парадного входа мно­го машин. Люди кучками. В основ­ном из «Химволокна». Прохожу в холл. Гроб с покойным... Много цветов. Звучит траурная мелодия. У изголовья двое солдат с автома­тами. У изножья — траурный ка­раул из сослуживцев...

— Не похож, — слышу сбоку тихий женский шепот.
Сергей Терентьевич, сам по себе крупный, высокий, прямо- таки утонул в гробу. Ну, и домо­вину сколотили! Уж очень длин­ную — от головы до края гроба не т- Колодяжный менее десяти вершков. И подушеч­ка крохотная. Лежит он, запрокинув голову. В очках...
Помню его заместителем директора химкомбината «Россия», по­том председателем горисполкома, членом бюро горкома... Последние пятнадцать лет он возглавлял «Химволокно». Открытый, доступный. Никогда не важничал... Порой, казалось, он стеснялся своего началь­ственного положения. Большой умница! И еще он был интересен мне тем, что в свое время закончил Днепропетровский химико-технологи­ческий институт, который закончили и три моих брата...

Сколько разговоров в последнее время было вокруг его фамилии. Одни восторгались его стойкостью (воевал с «верхами» за свое пред­приятие), другие упрекали его, мол, не вписался в рынок, не перестро­ился... Это значит — не открыл по примеру других руководителей свое дело, не создал свою дочернюю фирму, куда можно было перекачивать ресурсы нз «Химволокна»... А он, бессребреник, отстаивал интересы своего предприятия, своего многотысячного коллектива... Был красным директором, им и остался...

Источник:
Анатолий Лобода
"КАМЕНСКИЕ ИСТОРИИ".


Отзывы:
Лидия Доброногова(Ивасенкова)
"Очень уважительный, человечный ЧЕЛОВЕК! Светлая ему память. Помним всегда."

Александр Слугин
"СЕРГЕЙ ТЕРЕНТЬЕВИЧ БЫЛ ОЧЕНЬ ПОРЯДОЧНЫМ РУКОВОДИТЕЛЕМ И ЧЕЛОВЕКОМ , МНОГИХ НАУЧИЛ ЖИЗНИ, ЭТО БЫЛА ШКОЛА ДЛЯ  ВСЕХ ИТР , СЕГОДНЯ ЭТО ОТСУТСТВУЕТ .."


Метки
Добавить комментарий

Оставить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru